Georges Pacheco

24.04.2013 in10:14 in Portraits -->


Share

49-year-old French photographer Georges Pacheco, a graduate of the National School of Photography in Arles and an expert in the psychology of art, best known as a big fan of acquired self-portrait genre.

49-летний француз Жорж Пачеко, выпускник Высшей национальной школы фотографии в Арле и специалист в области психологии искусства, наибольшую известность приобрел как большой поклонник автопортретного жанра. Правда, снимать он предпочитает не себя. Его творческий метод состоит в том, чтобы пригласить в свою студию в Ле-Мане моделей, подготовить для них нужный фон и выставить требуемый свет, но возможность сделать кадр предоставить самим героям, предварительно снабдив их спусковым тросиком.

В подобном ключе, в условиях, когда человек может управлять актом съемки и избегать взгляда и авторитета фотографа, Пачеко создал большинство своих проектов. Персонажами его серий, фактически выполненных в соавторстве с участниками процесса, в разное время становились слепые, инвалиды, близнецы и гомосексуалисты. На очереди — иммигранты, бездомные и бывшие зэки. Прежде чем приступить к ним, в очередной раз обратившись к излюбленному способу построения автопортрета, Жорж взялся за работу «Амалфея» / Amalthee, уже получившую второй приз национального конкурса Photographies de l’annee. Ее название отсылает к древнегреческой мифологии, в которой такое же имя носила коза, вскормившая своим молоком младенца Зевса на острове Крит, где мать прятала будущего бога-олимпийца от отца Кроноса. По легенде, властитель всего мира использовал шкуру животного для изготовления щита, вооружившись коим, он пошел войной против собственного родителя-тирана.

Отталкиваясь от известного мифа, Пачеко основное внимание в проекте уделяет игре на другом поле. Героинями «Амалфеи» становятся кормящие матери, изображения которых инспирированы одновременно классической голландской и итальянской живописью и средневековой иконографией (в частности образами Богородицы-млекопитательницы), задающими портретам фотографа определенные художественные условия. Почти полное отсутствие декораций (только стул, наличие которого чаще всего скорее предполагается, нежели становится очевидным), простой темно-серый фон в духе нидерландских мастеров кисти, лаконичные тканевые покровы в качестве одежды — Жорж удаляет из кадра все следы современности и указания на конкретное время и место. Он оставляет перед камерой только женщину и ее дитя.

«Я сосредотачиваюсь на отношениях матери и ребенка, красоте и эмоции, которые возникают в момент грудного вскармливания», — комментирует свою серию портретов сам автор. По его признанию, идея проекта заключалась не в том, чтобы точно восстановить сцену, используя прекрасные старинные наряды (и стремясь приблизиться к эстетике фэшн-съемки), а в попытке минимумом средств достичь преобразования выразительной и символической силы изображения. Другой целью Пачеко было стремление ответить на вопрос, является ли фотография только инструментом транскрибирования и кодирования мира, или же она способна раскрыть его больше, чем живопись.

Amalthaea,(Amalthee)…